Диск солнца символ огненной женщиной, попавшей из подземного мира на небоСчиталось полезным, чтобы веревка, которой вращали механизм для добывания ритуального огня трением, была той, посредством которой была совершена казнь повешением, потому, что умерщвлением путем повешения приносились человеческие жертвы богу преисподней, а также чтобы дерево, предназначавшееся для этого огня, было срублено братьями-близнецами, а божественные близнецы, считались сыновьями бога преисподней.

В древности по всему Средиземноморью, от Сардинии до Иудеи, было принято, как только человек умер, зажигать в доме огонь; это потому, что огонь считался атрибутом загробного мира.

В еврейском Ветхом Завете сказано, что жертвы, приносимые богу, надо сжигать, ибо «пища огня есть жертва Господу» (традиции тех времен, когда Господом считался бог преисподней, владыка огня).

Ритуальное сожжение предметов и вообще культ огня у хеттов является до хеттской традицией, в которой поклонение солнцу не имело места. Огонь почитался как святыня в зороастризме, в культе, которому чуждо почитание солнца.
Диск солнца символ огненной женщиной, попавшей из подземного мира на небо

Один из наиболее значительных ведийских богов, бог огня Агни в своем генезисе не имеет отношения к солнцу, связь Агни и огня с культом солнца имеет место в брахманизме (не соответствующее ведийской традиции).

У народов Европы и Кавказа существовал обычай в определенные празднично-обрядовые дни прыгать через огонь, проходить через огонь, прогонять сквозь огонь скот, этот обычай существовал еще в Древнем Риме.
Огонь преисподней — одно из воплощений владыки «нижнего мира».
Поэтому у евреев принято, чтобы в доме умершего в течение недели горел негасимый огонь, зажигают и в годовщину смерти. Поскольку считалось, что бог преисподней — супруг богини неба, так возник ритуал сжигания колеса, он символизировал связь бога и богини. Бог Преисподней, как мы увидим далее, считался воплощением мужского секса; отсюда, очевидно, дошедший до нашего времени образ огня как поэтического символа любви. Бог преисподней считался вещим, поэтому у литовцев язычников, как и у древних греков, священный огонь устами жреца предвещал судьбу.
Бог преисподней считался бессмертным, вечным, отсюда существовавший в древности у разных народов обычаи, возжигание в храме вечный огонь.
Миф об огонь неизменно называется ‘живым», «вечным». В Ригведе огонь называется бессмертным.
В русской сказке Кощей называется бессмертным, и судя, но его характеристикам, это перешедший из мифов в сказку бог преисподней.
Во Франции головешки и угли от костров, возжигание в празднество летнего солнцестояния, хранили как средство от пожара или молнии.
Молния — это огненный змей, бог преисподней, поднявшийся в небо.
Старый русский обычаи осенять себя крестным знамением, если в комнату вносят зажженную свечу или если прозвучит гром, основан на почитании божества огня и молнии, а не божества солнца.
На Руси в старину огонь называли богач, а в украинском языке костер — багаття; если эти слова происходят от «бог», то это потому, что огонь считался воплощением божества, если же они родственны слову «богатство», то это потому, что змей преисподней обладал несметными богатствами.
На этих примерах видно, что огонь считался олицетворением не солнца, а бога преисподней. Это был жестокий и ненасытный бог, он требовал постоянных жертв, в том числе человеческих.
В 1800 году, один фермер в Англии сжег на костре свою лучшую телку, чтобы предохранить скот от болезней, это был рецидив древнего обычая принесения жертв богу преисподней, воплощавшемуся в огне.
Обнаруживаемые древние погребения под очагами (причем совершенные в начале образования поселения и характеризующиеся такими примечательными особенностями, как поврежденный череп погребенного, что является свидетельством насильственной смерти, или положение тела лицом вниз) следует считать жертвоприношениями богу преисподней и огня.
Жертвоприношение огню или, по крайней мере, посредством сожжения, существовало еще у неандертальцев.
Представление об огненной природе владыки загробного мира распространилось далеко за пределами европейски-переднеазиатского региона, так в мифологии вьетнамский дух смерти Кэшот представляется в виде огня (вьетнамский Кэшот и русский Кощей, несомненно, одно и то же имя).
По-видимому, различные факторы привели к тому, что бог преисподней считался воплощающимся в огне:
1) вулканы извергали огонь и раскаленную магму, наглядно демонстрируя, что подземелье есть стихия огня;
2) на закате небо охвачено заревом, как при пожаре; это могло представляться отблеском подземного огня, поскольку считалось, что вход в подземный мир находится на западе;
3) одно из характерных и наиболее обычных воплощений бога преисподней ( змей), а молния представлялась огненным змеем, который, как думали, поднялся из своего подземного обиталища в небо.

Одно из специфических проявлений культа огня, обряд трупосожжения.

Он возник в 3 тыс. до х. э. в среде до индоевропейского населения Европы и Азии и позднее, со 2 тыс. до х. э., распространился среди индо европейцев.

Видимо, этот ритуал символизировал уход умершего к владыке потустороннего мира; может быть, этот обряд мыслился как ритуал передачи жертвы божеству с тем, чтобы оно, удовлетворившись, не искало новых жертв среди живых.

Все эти обряды и поверья не говорят о том, что почитание огня свидетельствует о культе солнца.
Огонь почитали не потому, что он был злым и уничтожал имущество при пожаре, не потому, что он был благодетельным, давал тепло, давал возможность готовить пищу и обрабатывать металлы, а потому, что он считался воплощением божества. И это был бог не солнца, а преисподней.
Диск солнца символ огненной женщиной, попавшей из подземного мира на небоЧем же объяснить в таком случае, что у многих народов божество огня мыслилось в женском образе. Римская Веста, греческая Гестия, богиня огня и домашнего очага у народов Сибири и Дальнего Востока, так как в человеческом быту огнем ведали женщины, и это обстоятельство могло повлиять на представление о хозяйке огня, принадлежащего владыке преисподней.
С этим было связано и то, что в мифологии эпохи неолита солнце представлялось огненной женщиной, попавшей из подземного мира на небо.

В индоевропейской мифологии различаются два вида огня: женский (символизирующий кругом) и мужской (символизируется прямоугольником).
При исследовании захоронений 13—9 веке до х. э. в Южном Таджикистане обнаружено, что алтарь огня при мужских погребениях имел квадратную форму, а у женских – круглую.

Такая символизация понятна в связи с тем, что символом богини неба был круг, да и солнце, персонифицированный в эпоху неолита женским божеством, тоже круглое, а символом неолитического бога земли был прямоугольник.