Колокол относится к самым древним музыкальным инструментам в мире. Безусловно, в различных странах колокола имеют свои особенности. Об этом говорит и само слово «колокол». Его этимология восходит к древнеиндийскому слову «kalakalas» — шум, крики. В греческом языке «калео» значит «зов». Древние латиняне говорили «kalare»— созывать. Обобщив все это, получим первую функцию колокола — созывать, оглашать.

Колокол, самый древний музыкальный инструмент в миреКолокола и колокольчики с древнейших времен считаются символом очищения, охраны и заклинания против темных сил. Издавна они служат обязательным атрибутом всевозможных молитв и религиозных обрядов, причем не только в христианстве, но и в древних культурах (Египта, Малой Азии, Ближнего Востока, Греции и Рима).

В IV тысячелетии до нашей эры на территории современного южного Ирана и Турции, в Месопотамии и Египте существовала технология бронзового литья, а голос бронзы был особенно красив.

Среди бронзовых предметов VI-V веков до н.э. колокольчики и бубенцы встречаются (древнееврейские, древнегреческие, скифские и этрусские), а их размеры колеблются в пределах от 2 до 9 см.

Если груз, ударяющий о изогнутую пластину (чтобы она своими краями окружала груз), то они будут соударяться при малейшем сотрясении и в этих соображениях уже заключена идея колокольчика.

Из Китая колокольчики могли со временем достичь Запада по «Великому шелковому пути» и по маршрутам «Великого переселения народов», чтобы начать новую жизнь в европейских культурах, — так продолжают свою версию сторонники китайского происхождения колоколов.

В Древнем Риме звук колоколов оповещал об открытии рынков и бань, а в домах богатых римских граждан он будил рабов, призывал прислугу, а колокольчики были и у домашнего скота, чтобы не потерялся на выпасе.

В культовой практике, колокольчики и бубенцы приобретали в то же время все новые светские функции: ими украшались триумфальные колесницы и богатые одежды, они звучали на пирах и попойках, танцовщицы укрепляли их на запястьях и лодыжках.

В своей повседневной жизни ранние христиане также не могли пренебречь колокольчиками, сигнальное назначение которых прочно укоренилось в быту. В жизнеописании св. Бенедикта (480-543) отмечается, что в первое время его отшельничества монах, живший по соседству и приносивший ему еду, извещал о своем приходе звоном колокольчика.

В раннехристианских монастырях, расположенных в Египте, возник обычай созывать звоном монахов на богослужение, так в палестинских, сирийских, греческих монастырях с тех времен до сих пор применяются особые доски (била), в которые ударяют колотушкой (клепалом), для тех же целей в монастырях употреблялись и трубы.

Можно подумать, что колокола появились на Руси вместе с христианской верой. Но это не совсем верное утверждение. На обширной территории нашей родины в раскопках древнейших поселений нередко находят маленькие колокольчики. Археологи выкапывают их из древних могил и курганов. Они свидетельствуют о том, что еще в дохристианские времена колокольчики малых форм использовались в быту славян и были одними их первоначальных атрибутов богослужебного культа, подобного тому, который и в наше время используют шаманы.

Литье колоколов – длительный и трудоемкий процесс, а названия разных частей колокола перекликаются с названиями частей человеческого тела — язык, губа, уши, плечо, корона.

Звон колоколов всегда создает ощущение магической силы, некоего волшебства и таинственности.
Это впечатление создается не столько самим ударом в колокол, сколько его гулом.

Вологодская летопись XVI века гласит о необычном таинственном явлении: колокола внезапно сами загудели. Многие жители, слышавшие этот гул, говорили:
«В субботу в самую заутреню многие слышали, что колокола московские на площади звучали о себе, коли после звону звучат».
Это повествование о самопроизвольном гуле колоколов без всякого сопровождавшего его звона вызывает ассоциацию с легендой о Китежских колоколах. Благодаря молитвам святой Февронии Великий Китеж стал невидим, лишь слышен был гул Китежских колоколов, но и они были незримы. Гул этот услышали татары, пришедшие захватить город, а с ними и предавший своих соотечественников Гришка Кутерьма. Впоследствии он сам попросил плененную Февронию закрыть шапкой его уши, чтобы не слышать этого гула, который пробуждали муки совести.

Иван III после завоевания независимого Новгорода приказал вечевой новгородский колокол снять с Софийской звонницы и отправить в Москву, чтобы звучал в один голос со всеми русскими колоколами и не возвещал бы больше о вольнице.

Но до Москвы он так и не добрался. На одном из крутых склонов валдайских гор сани, на которых перевозили колокол, опрокинулись, испуганные кони понесли. Огромный колокол сорвался с воза и, упав в глубокий овраг, разбился вдребезги. Неведомая сила превратила множество мелких осколков в маленькие, чудесно рожденные колокольчики. Местные жители бережно собрали их и стали отливать по их подобию свои, возвещая славу новгородской вольницы по всему свету.

Не только в христианском мире известны колокола, но и на Востоке существовали свои легенды, связанные с ними.

В Турции есть поверье, что звон колоколов тревожит спокойствие душ умерших, витающих в воздухе. После захвата и разорения Константинополя в 1452 г. турки, скорее, из-за религиозных противоречий уничтожили почти все византийские колокола, за исключением единичных, находящихся в отдаленных монастырях Палестины и Сирии.

На протяжении нескольких столетий колокола русской церкви украшали разными способами. В древности наружную сторону колокола украшали короткой надписью, содержащей имя мастера, который отливал колокол или словами молитвы. С течением времени колокола украшались более длинными надписями с содержанием имени вкладчика и членов его семьи, приводились выдержки из молитвенных текстов, события истории, которые указывали причину вклада.

Очень часто на колоколах содержались записи, свидетельствующие о здравии вкладчика или об упокоении людей близких ему. Даже если колокол разбивался или на нем обнаруживались повреждения, он все равно продолжал выполнять возложенную на него функцию. После переливки это был уже другой колокол, иногда с заметным увеличением веса. Исследование надписей и композиции шрифтов русских колоколов помогло установить тот факт, что для создания системы расположения надписей, выполненных вязью, привлекались лучшие иконописцы-изографы. Русским мастерам удавалось удивительным образом разместить по поверхности колокола различные элементы орнамента, что позволило подчеркнуть преобразования направлений кривой профиля колокола.

Рост и расширение великого княжества Московского, которое в 1547 году стало Российским царством, обязывали правителя заняться вопросом украшения столицы. В период царствования Ивана Васильевича было возведено более 60 храмов и 40 монастырей. Большое значение в жизни государства имели колокола. Колокол Василия III в начале XVI века имел самый большой вес – 450 пудов, в конце века вес вырос до 2400пудов. С течением времени вес колоколов продолжал расти и остановился в 1735 году, когда был отлит Царь-колокол, имевший вес более 12000 пудов.

Особым вниманием в то время пользовалось художественное оформление колоколов. Колокола XVI века были различных профилей: вытянутые и широкие, приземистые, нижний диаметр бывал больше, чем вся высота колокола с ушами. Зачастую мастера-литейщики того времени оформляли колокол и его уши красивым травным орнаментом. Наиболее распространено такое украшение на колоколах Пскова. В XVII веке русские мастера литейного искусства колоколов создают свой колокольный профиль, который претерпев незначительные изменения, использовался до начала XIX века. В этом профиле гармонично сочетаются высота и диаметр, характерным является плавный контур с мягкими изгибами.

В начале XVII века, после смерти великого мастера колокололитейного дела, в Россию опять начали приглашать немецких специалистов. Ганс Фальк работал над всеми важными литейными работами. Московские мастера Данила Матвеев и Емельян Данилов конкурируют с ним. И именно Данилову было поручено отлить восьмипудовый колокол. Соперничество с немецким мастером способствовало рождению красивого, мягкого звона российских колоколов, сильно разнящимися с резким голосом иностранных собратьев. Мастера этого времени тонко чувствовали красоту профиля, не перегружали его слишком объемными украшениями. Основными украшениями колокола по-прежнему являются пояски поперечного орнамента, валики, травные орнаменты и надписи. Украшают верхнюю часть колокола или самый низ, оставляя основные поля чистыми, чтобы не изменить голос.

В XVII веке Пушечный двор Москвы является первым производителем колоколов и работает над всеми заказами русского царя. Какое количество мастеров трудилось над заказами неизвестно. Большая часть заказов была на литье орудий разных калибров для русских городов-крепостей. Андрей Чохов в подписи на своих колоколах добавлял «пушечной литец». Главным отличием в истории колокололитейного дела XVII века было образование первого частного литейного производства, которое открыл известный мастер Федор Моторин, до этого работавший на пушечном дворе. С династией Моториных ассоциируется расцвет сверхтяжелого цветного литья в России. Исторические данные говорят о том, что колокола, произведенные именно в Москве, возглавляли звон самых лучших колоколен монастырей и храмов.

Массовое производство колоколов XVIII и начала XIX века было аналогичным предшествующему периоду. Исключение делалось для заказов правительства. Московский Царь-колокол – уникальное произведение. Работавший над ним мастер Михаил Иванович Моторин разработал лишь профиль и разместил пояски, украшением же занималась группа «скульптурных и пьедестальных» профессионалов. Они работали над общим видом колокола и украшением его деталей.

Большой интерес вызывают колокольни Исаакиевского собора Санкт-Петербурга и московского Храма Христа Спасителя. Их оформлением занимались архитекторы этих храмов. Колокола Храма Христа Спасителя имеют неповторимый орнамент, который не встречался раньше и не повторяли позже. Может быть он создан под началом главного архитектора этого храма – Константина Андреевича Тона. На него указывают изучения элементов украшения и этого, и нескольких других строений, проектированием которых он занимался. Колокола Храма Христа Спасителя долгое время являются образцами по литью колоколов. С них заимствовались надписи и украшения.

Украшения колоколов можно разделить на несколько видов:
— горизонтальные пояски и бороздки;
— орнаментальные фризы (растительные и геометрические);
— выпуклые литьевые или гравированные надписи, возможно их сочетание;
— рельефное исполнение икон Господа, Пресвятой Богородицы, образы Святых и Сил небесных.

Горизонтальные пояски с наружной части колокола похожи на тонкий одинарный или двойной обруч и фиксируют любые колебания кривой, которая образует внешний профиль колокола.

Переход округлого Плеча колокола в отвесную часть между Плечом и Полями колокола украшается пояском. Еще один поясок ставят при утолщении нижней части профиля и переходу к Полям. Место перехода Полей к Валу – самой толстой части колокола – оформляется сложным тройным поясом. Самая нижняя колокольная часть – Губа на границе с Валом украшается еще одним одинарным пояском.

Иностранные мастера, занимавшиеся обучением русских учеников, располагали пояски на колоколах иным образом, позволяя более свободное обращение с колокольной архитектурой. Именно русским мастерам принадлежит описанная система расположения поясков. Небольшие изменения были внесены в порядок расположения поясков, который дошел до начала XX века – в это время колокололитейное дело в России было остановлено.

Времени царствования Бориса Годунова принадлежит первый установленный случай оформления колокола растительным орнаментом с готическими корнями, известный, как трилистник, тоже добравшийся до наших времен с небольшими изменениями. Место расположения трилистника могло быть над верхними поясками, под ними или в сочетании. В середине XVII века на колоколах с весом от 12 пудов и больше появился орнаментальный фриз из арабесок и сложные пояса, представляющие собой перевивающийся растительный орнамент с присутствием геометрических элементов.

Нередко между двумя поясами находился текст надписи. Первые надписи на русских колоколах появились давно. Яркий пример тому – Никоновский колокол Троице- Сергиевой лавры 1422 года. Текст надписи иногда занимал 1-2 строки, а мог располагаться и по всему телу колокола, являясь основным его украшением.

Внутренняя надпись обычно содержит информацию о времени литья колокола, именах заказчика, мастера и вкладчиков. Иногда в надписи встречались слова молитвы, определяя значение колокола как гласа Божьего.

Профиль любого колокола состоит из внутренней и внешней поверхности. Структура внешнего профиля довольно таки сложная.

Корона колокола – это Маточник (иногда был в виде петли), представляющий собой усеченную пирамиду и Уши, количество которых зависело от размеров колокола. Маточник с шестью Ушами – двумя парными и двумя непарными является самым распространенным. Такие короны встречаются на колоколах с весом от половины пуда до 2 тысяч пудов. Огромные Большой Успенский и Царь-колокол имеют короны, состоящие из Маточника и восьми Ушей.

Еще один обязательный элемент – Сковорода, представляющая собой утолщенное основание Короны. За Сковородой идет Глава, которая состоит из Плечей и верхнего и нижнего ярусов поясков. Место между поясками – для расположения надписи. Сверху поясков находятся украшения, изображающие Силы Небесные или другие. Под нижними поясками – Поля, которые отделяются от Вала сложным трехсоставным пояском. Губа – самая нижняя часть колокольного внешнего профиля. От Вала отделяется пояском.