Кто мог проводить церемонию посвящения оруженосца в рыцари?

Кто и когда посвящает в рыцариЛюбой рыцарь был вправе возвести оруженосца в рыцарское звание.

Движимый вполне понятным стремлением питомец всегда искал себе в покровители богатого и могущественного человека.

В этом стремлении есть нечто от выбора крестных для крещения в современную эпоху.
Как это свойственно человеческой натуре — выбирать себе в родственники самых состоятельных и высокопоставленных персон, которые позже смогут оказать материальную поддержку своему крестнику — при этом особо не заботясь о христианской сути крещения (или посвящения в рыцари), тогда как крестный отец должен был бы оказать лишь одну относившуюся к области веры помощь, если возникла на то потребность.
Церемонии посвящения также часто являлись исключительным правом, которым обладали, конечно кроме отца посвящаемого, высокородные сеньоры.
Более того, ритуал
col?e

часто проходил на полях сражений, и военачальники (могущественные сеньоры) часто сами проводили церемонию посвящения в рыцарство.
Выбор государей на роль посвящающего в рыцари должен был укрепить их во мнении не соглашаться с открытым доступом в рыцарские ряды: раз каждый оруженосец мечтал иметь крестным отцом суверена, значит, лишь одни правители могли посвящать в рыцари надлежащим образом.
И хотя императорам и королям так и не удалось закрепить за собой исключительное право посвящать в рыцари, тем не менее подобная политика привела к тому, что ни один претендент не мог стать рыцарем без согласия правителя.
Место и время проведения ритуала

В мирное время на главном дворе замка на площади перед крыльцом княжеской резиденции, на главной городской площади.
Иногда, чтобы придать церемонии больший блеск, воздвигали помост, покрытый дорогим ковром.
Простой люд жадный до публичных зрелищ, мог ничего не пропустить в спектакле, за которым, как он знал, часто следовали милостыни от человека, проводящего церемонию, и посвящаемых в рыцари.
Иногда происходили и в церквях, без всякого сомнения по просьбе оруженосца, чья набожность была глубже, чем у остальных кандидатов в рыцари.
Во время войны местом для посвящения, как можно догадаться, обычно служило поле боя.
Тогда церемония сводилась к вручению освященного, если среди бойцов находился капеллан, что не было исключением, меча и удару по шее или плечу.
Согласно песням о деяниях, представляется бесспорным тот факт, что в таких военных посвящениях, воскресивших всю былую чистоту первых церемоний, предпочтение отдавалось средневековым солдатам, чьей передаваемой по наследству обязанностью было воевать.
В военное время: как перед битвой (побудить возведенных превзойти друг друга), так и после победы.
Король Хуан Португальский незадолго до битвы при Альжубаротте в 1385 году посвятил в рыцари шестьдесят человек. Поместив их в первый ряд боевого строя, он обратился к ним с речью, являвшейся, по сути дела, ничем не завуалированным предупреждением:

Добрые сеньоры, рыцарский орден столь благороден и высок, что ни одно доброе сердце, будучи рыцарским, не должно думать ни о низости, ни о гнусности; аки лев, он должен быть гордым и смелым, когда у него бацнет в голове и он идет на своих врагов. И поэтому я желаю, чтобы сегодня вы явили смелость там, где это требуется. Я отправляю вас и назначаю всех в первые ряды сражения. Так сделайте все, чтобы быть достойными почестей, в противном случае — вы недостойны своих золотых шпор.

После участия в рукопашной схватке, особенно на стороне победителей, посвящения в рыцари являлись естественным вознаграждением тех из оруженосцев, кто смело вел себя в сражении.
Очевидно, эти церемонии после удачной битвы были самыми славными и поэтому самыми желанными.
Франциск I, которого уже современники называли «король-рыцарь», стремился именно к такому посвящению. Церемония состоялась на поле боя при Мариньяно, а провел ее весьма примечательный человек — рыцарь, Пьер Террайль, сеньор де Байар.

Байар, мой друг, — сказал король, — сегодня я желаю, чтобы вы посвятили меня в рыцари; потому что вы, сражаясь пешим и на коне, выделились между остальными и заслужили репутацию самого достойного рыцаря.

В мирное время церемонии посвящения происходили главным образом во время значительных литургических праздников:
Рождество, Пасха, Вознесение, Троица и день Иоанна Крестителя.

Это мог быть не только церковный праздник, но и светское торжество:
восшествие на престол нового государя, его свадьба, рождение наследника, одержанная в далеких землях победа, подписание мирного договора, визит иностранного монарха.

Вступление в рыцарские ряды не соблюдало в точности строгие правила, отклонение от которых должно было сделать незаконной любую церемонию посвящения.
Наоборот, ритуал посвящений в рыцари изменялся сообразно с желаниями их участников.
И можно было бы утверждать, не ожидая возражений, что каждый обряд, каждое рыцарское посвящение по своей форме являлось уникальным явлением.