Подросток, желавший стать рыцарем — в повседневной жизни их называли дамуазо (
damoiseau

), если он происходил из знатного семейства, или пажом (
varlet

или
valet

), если принадлежал к бедному и менее знатному роду.
Добравшись до замка согласившегося дать ему образование, иногда весьма далеко от отчего дома, предстояло вести достаточно суровый образ жизни.
В исполняемых им обязанностях и работе так или иначе отражались все стороны феодальной жизни:

  • Дамуазо был обязан
    будить своего хозяина

    ,
    помогать ему умываться

    (таскал воду) и
    одеваться

    (облачаться в доспехи, а такое было трудным делом). Такая обязанность, со временем ставшая почетной, сделается желанной для представителей самых древних семей в европейских королевствах; во Франции ее будет исполнять
    великий камергер

    .

  • После хозяина, следовало заняться лошадьми. Юный паж их
    чистил

    ,
    надевал сбрую

    вне зависимости от того, принадлежали они сеньору, рыцарям и дамам из его окружения или являлись его собственностью, ибо у него тоже был свой конь — первый повод для гордости. Также пажу вменялось в обязанность
    объезжать молодых лошадей

    . Этот труд, исполняемый сыновьями высокородных сеньоров, в дальнейшем тоже обретет декоративный характер; во Франции человека, занимавшего эту должность, назовут
    маршалом

    (человек, заботящийся о лошадях).

  • К столу своего хозяина дамуазо подавали хлеб, вино, нарезанные ими мясо и дичь

    . Уже в то время эту обязанность исполняли дети из знатных семей. После того как эта работа стала почетной, выполнять ее стремились самые высокородные сеньоры при дворе европейских монархов. Во Франции эту функцию разделили меж собой
    великий хлебодар

    ,
    великий кравчий

    ,
    великий виночерпий

    .

  • Для хозяйского удовольствия на охоте паж должен был
    приготовить рогатины

    , которыми убивали загнанное животное, и
    острые тесаки

    для разделки туши. Кроме того, он был обязан
    дрессировать

    и
    заботитьс

    я об
    охотничьих собаках и соколах

    , этих хищных птицах, чей стремительный полет предвосхищал выстрел современных охотников. Конечно, паж сопровождал своего сеньора во время любимого занятия, указывая ему путь. И здесь мы видим такую же эволюцию, при всех дворах Европы появятся
    обер-егермейстеры

    , выполнявшие исключительно почетные функции.

Военное образование подростка проходило в три этапа: сначала он содержал в порядке вооружение хозяина.

Подросток, желавший стать рыцаремОн следил за состоянием лат, которые могла покрыть ржавчина, и кольчуги, крепление колечек которой не должно было ослабнуть.
Он не давал затупиться копьям и мечам.
Занимаясь этим, подросток наверняка не упускал возможности попробовать свои силы в обращении с тяжелым оружием, подражая своему хозяину и красуясь перед другими пажами.
В обращении с тяжелым вооружением питомец начинал по-настоящему постигать
азы техники боя

.
Под наблюдением одного из старших товарищей или старого слуги подростки
приобщались к искусству боя на палках

.
В общем дворе на участке (специально для них отведенном), они все свободное время вступали в жесткие схватки, из которых подчас выходили сильно помятыми.

Случалось так, что иногда один из пажей оставался на месте мертвым.

Дамуазо следовал за своим хозяином на войну, однако он не должен был участвовать в бою.
Это ему запрещал неписаный закон рыцарства:
кто еще не является рыцарем, тот не имеет права выступать против воина, носящего это звание

.
Обязанность дамуазо была менее славной.
В тылу он держал для своего хозяина, занятого в рукопашной, в резерве одно или два копья и один или два щита. Поэтому и появится термин, которым постепенно станут именовать пажей, достигших определенного возраста и обученных вести бой: слова
armiger

(носитель оружия), а также
scutifer

или
scutarius

(носящий щит) постепенно превратились в
ecuyer

(оруженосец).
Оруженосец приносил запасные оружие и щиты на место сражения вместе с теми, которыми хозяин уже пользовался. Одновременно он приводил туда и боевого хозяйского коня, оседланного лишь незадолго до начала битвы, чтобы, сначала пустив его шагом, всадник мог перейти на галоп и ринуться на плотную шеренгу противника.

Оруженосцу же для личной защиты, если в этом возникнет необходимость, оставалась только большая узловатая палка.

Тем не менее, оруженосец, все обучение которого должно было сделать из него воина, мог присутствовать при яростных схватках рыцарей не только в качестве зрителя.
Если личным оружием ему служила только палка, то в своем распоряжении он имел находящееся в запасе вооружение своего хозяина.
Оруженосец бросался в бой для того, чтобы оказать помощь своим или же поучаствовать в завершающем этапе сражения, за которым неизменно следовал триумф.
Его участие со временем станет чуть ли не обязательным, и достаточно быстро оруженосцу,
если он сражался, было разрешено иметь то же вооружение, что и у рыцаря

(лишь шпоры, тогда являвшиеся знаком отличия рыцарей, оставались для него запрещенными).
Нет никакого сомнения, что это недозволенное, но предполагаемое участие оруженосца в завершении этих своеобразных встреч, какими были тогда сражения, часто
служило доказательством того, что его обучение наконец закончилось

.