История рыцарства и тайны окружающей происхождение этого института, дают ответ на вопрос, что же нужно считать посвящением в рыцари, то есть переходом из оруженосцев в рыцари.
Ритуал и церемония посвящения, постоянно изменялся, он никогда не был четко определен.
Место, обстоятельства, настроение совершающего церемонию и посвящаемого, финансовое состояние, семейные узы, жажда власти, разделявшая государей и их вассалов, общество, наконец, все способствовало тому, что, например, у двух церемоний посвящения, совершённых в одном и том же месте и одним и тем же рыцарем, но с разницей в несколько месяцев, сильно отличался распорядок их проведения.
И даже тексты, позволяющие нам увидеть, что представлял собой ритуал вступления в рыцарство, следует использовать с осторожностью.
Церемониалы, упорядочивавшие этот ритуал, представляли собой лишь некие отголоски реальной действительности.
В столь прагматическое время, каковым являлось Средневековье, законотворчество не предшествовало обычаям в стремлении породить новые законы, но лишь вынуждало официально признавать те, которые были уже повсеместно принятыми.
В эпоху заката рыцарства мы видим обратную тенденцию, когда некоторые церемониалы крайне усложнят ритуалы, дополнят их лишними действиями и обременят искусственно созданной символикой.
Так, из акта посвящения в рыцари ритуалы превратились в раздражающую тягостную пантомиму, которая, без сомнения, имела мало общего с реальностью.
Что же касается песен о деяниях, которые больше рассказывают о посвящении в это звание, то известно, что они повествуют о давно прошедших событиях, не заботясь, конечно, об исторической правде.
В целом они приписывают своим персонажам нравы и обычаи времени сотворения самих песен, не давая узнать, в какой момент их творческий порыв восстановил истинные краски прошлого, не дополнив их при этом некоторыми оттенками настоящего.
Таким образом, невозможно, а точнее, бесполезно описывать все варианты проведения церемонии посвящения в рыцари, совершенные в различных местностях.
Древний обычай вручения оружия и ритуал посвящения происходил со всей своей суровой простотой в XI–XII веке, когда рыцарство находилось в расцвете.
Что касается последующей эволюции этого древнего ритуала, то он превратится в некий вид вычурной церемонии, являющейся одним из признаков заката института рыцарства, который начнется в XIV–XV веке.
В ритуале посвящения в рыцари можно выделить три главные составляющие:

  • основные жесты при посвящении;
  • посвящающий и посвящаемый в рыцари;
  • место и время проведения церемонии.

Основные жесты при посвящении

Старинный германский обычай вручения оружия, пронизанный духом христианства, превратился в церемонию посвящения в рыцари.
Первые посвящения были лишь мирскими церемониями, однако своим настроем они уже отмечали подчинение идеала воина христианской вере.

Будущий рыцарь был целиком пропитан религиозным чувством.

Долгое время посвящение сводилось лишь только к передаче предметов вооружения (меча, копья, шпор, кольчуги, шлема и щита) необходимых для всадника, воина, который всегда являлся кандидатом в рыцари.
Вручение меча.
Человек совершающий церемонию, опоясывал будущего рыцаря перевязью с мечом и шпор стали двумя ключевыми моментами этой процедуры, которая могла сопровождаться некоторыми наставлениями от посвящающего:
быть верным и бесстрашным, защищать Церковь и слабых

.
В IX либо X веке, вручение оружия, весьма похожее на германский ритуал, дополнилось еще одним жестом, истинный смысл которого до сих пор остается спорным, — ударом (
col?e

).
Процедура посвящения.
Оруженосец получавший рыцарское оружие, находился перед проводившим церемонию, сложив руки, иногда на коленях, чаще стоя, преклонив голову.
Посвящающий опоясывал новообращенного перевязью с мечом и надевал шпоры, затем со всей силы наносил удар кулаком или ладонью (
paume

) по основанию шеи нового рыцаря.
Откуда появился этот жест, получивший столь большое значение, что даже сам ритуал получил название от слова ‘посвящение’ (
adoubement

), которое, будучи германского происхождения, переводится как ‘ударить’.
При внимательном изучении этого вопроса исследователи дают ему пять возможных объяснений.
Для одних термин ‘
col?e

‘, лишь форма договоренности.
Он просто-напросто выражает
согласие между уже имеющим звание рыцаря и новичком

.
Другие полагают, что в этом следует видеть некий ритуал напоминания:
сила полученного удара заставит рыцаря на протяжении всей жизни помнить о данных им обещаниях

.
Некоторые полагают, что
paum?e

не что иное, как последнее испытание силой:
кто не выдержит удара, тот недостоин быть рыцарем

(физически).
Некоторые историки, в свою очередь, считают возможным усмотреть в этом подлинный акт посвящения, возможно
символизировавший пережиток старинного обмена кровью

.
Этим жестом рыцарь, проводящий церемонию, передавал свое звание в душу и тело посвящаемого.
Или этот удар
символизировал собой отсечение головы, перемена которой подчеркивала изменение статуса и жизни оруженосца, ставшего рыцарем

.
В XI веке в христианизацию церемониала вступления в рыцарство дополнит причащение рыцаря,
происходившее перед вручением оружия

.
Но лишь к XII веке церемониал посвящения в рыцари начал состоять из четырех частей:

  1. Исповедь и ночное бдение над оружием.

  2. Причащение.
  3. Вручение оружия и жест ‘col?e’.
  4. Празднество.

Исповедь и ночное бдение над оружием.

Поздно вечером накануне дня, назначенного для посвящения, молодой оруженосец исповедовался и проводил ночь, молясь в церкви или часовне.
На алтаре находился его будущий меч.
Это было бдение над оружием.
Эту ночь он иногда проводил в обществе других кандидатов в рыцари, ибо процедура посвящения очень часто была массовой.
Причащение.

Утром оруженосца причащали телом Христовым, акт чрезвычайной важности во время, когда причастия были весьма редкими (из уважения к святым дарам Людовик Святой, например, причащался не более двух или трех раз в год и только после длительной подготовки).
Вручение оружия и жест ‘col?e’.

На главном дворе замка на площади перед крыльцом резиденции сеньора, рядом с построенным войском, оруженосец представал перед человеком, который должен был посвятить его в рыцари.
Священник благословлял меч.
Посвящающий застегивал на поясе нового рыцаря перевязь с мечом, а затем надевал на его ноги шпоры, которые у наиболее состоятельных были золотыми.
Помощники  завершали облачение рыцаря, надев на него кольчугу и шлем, а на шею ему вешали щит.
Во время того, как оруженосец получал рыцарское вооружение, он по настоянию священника или человека, проводившего церемонию, клялся уважать законы рыцарства и произносил какую-нибудь молитву вроде той, что мы находим в церемониале, датированном 1293–1295 гг., у епископа Гильома Дюрана, которую Марк Блок прекрасно перевел и прокомментировал:

О, пресвятой Господь, Отец всемогущий, Ты позволил на земле использовать меч, чтобы обуздать злобу дурных людей и отстоять справедливость, для защиты народа пожелал создать орден рыцарства, склонив его сердце к добру; сделай же так, чтобы Твой слуга, находящийся здесь, не применял никогда этот или иной меч с целью нанести несправедливую обиду человеку, но чтобы он всегда служил для защиты справедливости и права.

После завершения процедуры снаряжения и произнесения благочестивой молитвы проводящий церемонию
ударял посвящаемого в основание шеи кулаком или ладонью

, окончательно превращая оруженосца в рыцаря, который отныне мог гордиться своими новыми правами и должен был подчиняться всем рыцарским обязанностям.
Празднество.

За церемонией посвящения, особенно когда она совершалась над группой оруженосцев, следовали празднества, которые могли продлиться несколько дней.
Они начинались сразу же по окончании посвящения с демонстрации ловкости новых рыцарей.
Ритуал посвящения, переход из оруженосцев в рыцариПосвященный доказывал свою ловкость,
одним прыжком вскочив на своего коня, стараясь не коснуться ногой стремени

(учитывая тяжесть оборонительного и наступательного вооружения), получив
ясеневое копье с наконечником

из стали, сражаясь с квинтинами (насаженные на столб, покрытые крепким щитом чучела, внешне напоминавшие воинов).

Настоящим искусством в этой забаве было пронзить чучело копьем с первого удара.

Иногда квинтины насаживались на ось.
Они свободно вращались вокруг своей оси, обе их руки заканчивались тяжелыми дубинками, и если удар не поражал их щит в самую середину, то неудачник получал по затылку или спине сильнейший удар, который иногда калечил его или же часто, к его стыду, выбивал из седла.
Вслед за этими первыми упражнениями новоиспеченных рыцарей начинался турнир, сопровождаемый обильным пиршеством и трюками акробатов.

Поздно ночью собравшиеся долго и стрепетом слушали песни о деяниях.