Божий мир и Божье перемирие являлись в некотором роде творениями папской канцелярии (они были провозглашены на Соборах), рыцарство появилось случайно, когда христианство встретило в Европе класс солдат, потомков воинов древних германских племен.
Самое сложное в этом вопросе — определить дату рождения рыцарства.
рыцарь юридически являлся, как правило, выходцем из класса воиновСамый древний сохранившийся церемониал посвящения датирован 950 году и при этом похож на компиляцию более старого текста, можно утверждать, что рыцарство постепенно вырисовывалось начиная с обряда вручения оружия приблизительно в конце VIII века или, если угодно, в период правления Карла Великого.
Так во времена, которые мы называем Средневековьем, но для живших тогда людей являвшихся современностью, некий человек Церкви (кем он был: епископом, аббатом одного из могущественных монастырей, единственных центров цивилизации той эпохи или простым священником) подумал, что вмешательство Господа в древний обычай вручения оружия позволило бы использовать его во благо.
Возможно, этот шаг и не был вызван длительными благочестивыми размышлениями, но являлся вполне естественным поступком в те времена, когда вера пронизывала каждый миг человеческой жизни и отражалась на его самых что ни на есть повседневных делах.
Нет никакого сомнения в том, что владелец освященного оружия (пусть подобные чувства не понять человеку атеистического XXI века) из-за страха перед преисподней и любви к Господу мог опасаться применять это оружие во имя зла.
Может быть, подобные мысли посещали его и не каждый раз, когда он извлекал меч, ибо страсть к войне и опьянение от пролитой крови все еще были дороги сердцу этих новообращенных (франки в Галлии).
Постепенно освящение оружия (главным образом меча) стало частой процедурой.
Кроме того, оно превратилось в главный ритуал, возводивший солдата в ранг рыцаря, и будет оставаться таковым долгое время.
Рыцарство сформировалось окончательно, когда оно распространилось уже по всей Западной Европе.
Тогда рыцарь юридически являлся, как правило, выходцем из класса воинов (но вовсе не обязательно), принявшим двойное посвящение:

  • посвящение от воина, уже ставшего рыцарем (ритуал символизировавший это посвящение состоял из вручения оружия);
  • церковное посвящение (ритуал, символизировавший это посвящение, заключался в возложении меча на алтарь с его последующим благословением).

Стало быть, если создание рыцарства не было запланированным итогом предпринятых Церковью действий, без сомнения, духовенство очень быстро признало важность этого института и сумело заставить его служить в своих целях.
Поступив так, клир вновь прибегнул к политике, которая была и остается традиционной и даже уже ставшей характерной для него: в силы, не сокрушенные прямым ударом, Церковь проникает, подменяя источники их энергии христианской верой, и, преобразовав таким образом, использует для своей выгоды.
Лишь эта политика позволила первым епископам построить церкви там, где прежде возвышались языческие храмы.
Именно благодаря ей удалось превратить день зимнего солнцестояния в Рождество Христово, чтобы празднованием рождения Спасителя стереть даже воспоминания о вакханалиях и языческих празднествах огня, отмечавших возвращение света, то есть времени, после которого ночь (по отношению к которой мы еще сохраняем первобытный страх) отныне отступала бы шаг за шагом перед днем.
Только подобная политика вынуждала Церковь признать обожествляемых народом легендарных святых и целителей до того, как сам народ их забыл или уже позабыл бы.
Недавний пример этой политики Церковь подала нам в 1955 году, когда перенесла официальный праздник святого Иосифа (покровителя тружеников), с 19 марта на 1 мая, между тем как эта дата для людей является, прежде всего, символом борьбы рабочих профсоюзов, которые вообще, как известно, враждебны любой Церкви.
В VIII веке христианское вероучение, неспособное подавить, не говоря уже о том, чтобы одним решением церковного Собора уничтожить — варварский обычай воинского посвящения, унаследованный Европой от германцев, и таким образом ограничить все кровавые последствия этого акта, привычным для себя способом постепенно присваивает этот ритуал и преобразует его в институт, все более и более пронизанный верой в Христа, как это наглядно покажет эволюция обряда посвящения в рыцари. Из Зигфрида христианство сделает Парцифаля (рыцарь юридически являлся, как правило, выходцем из класса воинов).