Альфонсо X МудрыйВ средневековой литературе немало рассуждений природе королевской власти, задач государей, опираясь при этом на античную и христианскую традицию.
Рассмотрим символ священного права на примере короля Альфонсо X Мудрого.
Королевское право корнями своими уходит в раннее Средневековье, так в XI-XIV веке положение королевского права довольно неоднозначно:

  • с одной стороны, за королями признаются высшие судебные функции, короли выступают как высший авторитет в праве;
  • с другой, королевское право в это время только одна из многих существующих форм права, в XIV веке, когда королевское право начинает играть гораздо более значительную роль по сравнению с прочими формами права, а еще спустя два столетия королевское право будет претендовать на ведущую позицию и это отразится в составлении общих королевских сводов законов Нового времени.

Альфонсо X МудрыйПиренейская правовая история располагает таким памятником – это знаменитые ‘Семь Партид‘ или ‘Семичастник‘ кастильского короля.

Альфонсо X Мудрый

(23 ноября 1221, Толедо – 4 апреля 1284, Севилья)

Король Кастилии и Леона с 1252 по 1284 годах.

Старший сын Фердинанда III Кастильского и Елизаветы Гогенштауфен, дочери Филиппа Швабского;

(также называли Альфонс Образованный или Альфонс Астроном)

В середине XIII века он являются первой пиренейской попыткой создать королевский свод законов.
Это внушительный труд претендующий быть последним словом в юридической науке и в праве в его практическом приложении того времени.
Они были его любимым детищем, так же как и ‘Книга игр‘, написанная этим удивительным и одаренным государем.
Безусловно, король работал над ‘Семичастником‘ не один, а с целой группой знатоков права, не в последнюю очередь еще и потому, что свод законов должен был учитывать местные обычаи и уметь найти компромисс, дать взвешенное решение той или иной проблемы.
Альфонсо Мудрый был очень образованным и начитанным человеком, что, конечно, не могло не наложить отпечаток на его произведение: ‘Семичастник‘ во многих своих проявлениях, и в структуре, и в терминологии, и в трактовках — весьма традиционен.
Более того, он часто повторяет принятые в то время клише.
Это утверждение в полной мере относится и ко второй части, посвященной ‘Императорам, Королям и прочим великим Сеньорам земли…‘.
В то же время примечателен сам факт появления такого раздела в своде законов, в чем видится, безусловно, королевская позиция и заинтересованность.
Именно здесь Альфонсо Мудрый говорит о происхождении и назначении королевской власти, рассуждает о том, каким должен быть добрый государь.
'Семь Партид'‘Семь Партид‘ открываются Прологом, написанным от лица короля, перед каждой частью также помещается Пролог; затем следуют Титулы, на которые делится часть и которые в свою очередь состоят из Законов.
Альфонсо Мудрый не ограничился общим изложением своей позиции в вводных разделах. Для него было и важно, и естественно вспоминать об этом предмете при изложении более конкретного материала, попавшего в Законы.
Законы Второй части имеют очень разный характер: если первые два Титула больше трактуют такие широкие вопросы:

  • «Что есть король»,
  • «Что есть король и почему так называется»,
  • «Почему подобает, чтобы был Король, и какое место занимает»,
  • «Какова власть Короля и как должен ею пользоваться»,
  • «Как Король должен любить Бога за великое добро, что есть в нем»,
  • «Каким должен быть Король в самом себе и прежде всего в своих помыслах».

Законы следующих Титулов посвящены более частным темам:

  • «Как Король должен быть умерен в еде и питье»,
  • «Каким должен быть Король по отношению к своей жене и она к нему»,
  • «Как Король должен любить своих детей и почему».

‘Семичастник‘ открывается традиционной формулой в Прологе:

«Мы, дон Альфонсо, Божьей милостью король Кастилии, и Толедо, и Леона, и Галисии, и Севильи, и Кордовы, и Мурсии, и Ха-эна, и Алгарве…», а во Второй партиде утверждает: «и особенно принимает Король имя от господа нашего Бога: так же как он назван Королем над всеми Королями,., от него имеют (Короли) имя и ими управляет и их поддерживает вместо себя на земле».

Из текста видно, что для Альфонсо, имя короля, и его положение были не только от Бога, но божьи, что особенно подчеркивает сакральность и самого короля, и его власти.
Такие формулировки традиционны для пиренейских текстов, по тому или иному поводу касавшихся темы природы королевской власти. Это в полной мере относится и к вопросу о назначении короля, его задачах и функциях, как сказали бы сейчас.
Альфонсо Мудрый в высшей степени однозначно оценивает главное назначение короля:

  • «Короли должны поддерживать землю в справедливости и истине»,
  • «для поддержания и защиты земли в справедливости»,
  • «справедливость, которая как он (Бог) хочет, совершалась бы на земле рукою Императоров и Королей».

'Семичастник' Основной задачей короля оказывается поддержание справедливости на вверенных ему территориях.
Благодаря небесному источнику королевской власти и государя, король в свою очередь определяется как вместилище источника жизни народа – справедливости.
Таким образом, последней отводится поистине животворящая роль, а задача государя определяется как поддержание жизни народа.
Приведенные примеры свидетельствуют о том, что справедливость рассматривалась прежде всего как соблюдение права, а соблюдение права должно было совершаться по-справедливости.
Именно поэтому, кстати говоря, Альфонсо Мудрый так заботился о составлении ‘Семичастника‘.
Благодаря этому тексту мы можем легче судить о назначении короля и его власти в глазах Альфонсо Мудрого.
Король призван помогать людям, будучи их главой и заботясь о том, чтобы они жили в мире и любви, как того хочет Господь.
В следующем за этим Законе рассматривается второй вид власти императора:

«Император должен быть могущественным на деле: таким образом, чтобы его власть была столь полной и также повелевающей, что мог бы больше, чем другие, в его владениях, дабы принудить тех, кто не захочет повиноваться».

Таким образом, королевское законодательство середины XIII века, трактуя вопрос о задачах короля и королевской власти, вменяло в обязанность государям прежде всего отправление справедливости и обеспечение права подданным. Такие функции короля тем самым превращаются в провозглашенную норму, приобретают юридическое значение, хотя генетически они, безусловно, остаются связанными и с литературной традицией (в том числе христианской) , и с политической риторикой.
Альфонсо X МудрыйАльфонсо Мудрый, вдохновленный идеей составить общий королевский свод законов и выразивший во Второй Партиде ‘Семичастника‘ личное государево отношение к королевской власти, не мог бы, даже если бы ставил это своей целью, обойти вниманием тех, ради кого короли должны были творить справедливость и право.
Действительно, в законах постоянно упоминается, в чьих интересах, для кого действует монарх, это видно из приведенных выше многочисленных цитат, поэтому я позволю себе сделать лишь несколько кратких, суммирующих замечаний.
Имея в виду все сказанное выше, можно было бы предположить, что ‘Семичастник‘ довольно однозначно указывает на уровень задач короля, повелевать народами, не обращаясь, когда речь заходит о справедливости, к людям и человеку.
Изменение существующего закона, установление судебной истины, вмешательство в уже отлаженные обычаем отношения, все это не только священная обязанность короля, как мы видели, но и его исключительное, священное право.
Если следовать логике ‘Семи Партид‘, то можно утверждать, что единственно это священное предназначение соответствует сакральной природе короля, совершение справедливости и обеспечение правом по сути означает власть от Бога и одновременно наиболее ярко высвечивает такую природу.
Сакральность короля и его власти воплощается в праве, через право и справедливость и ради права и порядка.