солнце-деваЕсть основания полагать, что солнце в мифологии считалось символом женского пола. Солнце считалось женщиной у хеттов и у грузин, тралийцев, малайзийцев, эскимосов и у некоторых русских племен.
Солнце представлялось в образе женщины и изображалась женщиной на олене.
Космический конь или лось
Космический конь или лось:
1- Карелия, энеолит;
2- Венгрия, нач. 1 тыс. до х. э.;
3- Сибирь , наскальный рисунок;
4- Малая Азия, 2 тыс. до х. э.;
5- Северная Италия, энеолит;
6- Иран, около 4000 года до х. э.;
7- Троя, 3 тыс. до х. э.;
8- Восточная Сибирь, наскальное изображение.

В древней восточной традиции, воскресенье – это день посвященный солнцу, древляне представляли себе олицетворение воскресенья в образе женщины и поклонялись в этот день изображению женщины, так как в древнейшую эпоху божество считалось женским, согласно которым владыка преисподней обитал на западе, а восходящее солнце приобрело женский образ.
У европейских народов с невыразительным образом бога солнца могла существовать хеттская богиня солнца, которая была супругой бога грозы, а грозы это змей преисподней.
В Ригведе есть мотив женитьбы на богине солнца Суриа.
В монгольском и индийскому фольклоре, говорится о связи девушки по имени Солнечный свет с мужчиной по имени Месяц.
Литовский фольклор богат песнями, в которых солнце представляется девушкой-невестой. Судя по этим песням, неясно, кто является суженым солнечной девы, и свадьба происходит не совсем благополучно, так как девушка должна была выйти замуж за утреннюю звезду, но к ней сватаются также некие ‘сыновья бога‘, но достается она Месяцу, а это бык-луна, одно из воплощений бога земли — бог-громовик, бог преисподней. Свадьба происходит на западе, ‘за морем‘,  следовательно, солнце-дева достается владыке преисподней.
Еще одно обстоятельство говорит за то, что некогда солнце представлялось в женском образе, в греческих мифах существовало поверье, что в определенные дни года солнце при восходе танцует, пляшет.
Танцует также древнеиндийская богиня восходящего солнца Ушас. Ритуалы из неолитической религии, дошедшие до античного времени, характеризовались неистовыми плясками, понятно, почему одному из раннехристианских праведников приснилась нечистая сила в виде танцующей женщины.Вероятно, пляски женщин, изображавших солнечную деву, и породили представление о танцующем солнце. Когда Персефона узнала, что будет отпущена из подземелья к своей матери, она заплясала от радости, видимо, эта сцена имитировалась в культовых ритуалах, особенно весенних, отчего поверье о пляшущем солнце приурочивает это событие преимущественно к Пасхе.До нашего времени в ритуальных танцах некоторых народов проявляются отголоски древнего мифа о солнечной деве, появляющейся на востоке. На весенних празднествах девушки танцуют, обернувшись лицом к востоку, а у одного из индейских племен девушки при менструации танцуют, обернувшись лицом к востоку.
Женский образ солнца это именно девушка, а не женщина. Она всегда представлена в образе невесты или дочери, но не матроны, потому что в качестве матери солнца выступает богиня неба.
У латышей рассвет называют ‘дочерью неба‘, а в литовских песнях солнце называется ‘дочерью бога‘, в этих же песнях фигурирует персонаж ‘солнечная мать‘, Адити, высшее женское божество в Ригведе, величается ‘матерью солнца‘, отсюда обычай на весенних празднествах хоронить женское чучело, в котором можно видеть олицетворение одной из годовых фаз богини, в Албании этот обряд называется ‘похороны матери солнца‘.
В египетской мифологии матерью солнца считалась «небесная корова», в этой же мифологии корова — олицетворение богини неба. В славянских сказках говорится о солнечной матери как о вещей пряхе, ‘вещая’ и ‘пряха’ характеристики раннее земледельческой богини неба.
Коль богиня неба, является матерью солнце-девы, которую держит в плену бог преисподней, становится понятным происхождение древнегреческого мифа о том, что владыка подземного царства Гадес, или Аид, похитил дочь Деметры, красавицу Персефону, которая затем должна была пребывать поочередно у мужа в подземном мире и у матери в небе.
солнце-деваУ литовцев-язычников было поверье о том, что некогда солнце было заключено в башне, а жилище бога преисподней во многих традициях представляется замком, крепостью, укрепленным домом, башней. Отсюда распространенный сказочный сюжет о деве, заточенной ее отцом в башне.
В Ригведе Савитар иногда отождествляется с солнцем, иногда называется его отцом. При этом Савитар обладает некоторыми чертами, побуждающими видеть в нем арийского бога преисподней, он отличается мудростью, управляет миром, указывает путь водам, для него характерна троичность. Его супруга Савитри в ведийской трактовке, образ достойной жены, имена Савитара и Савитри связывают с санскритским ‘рождать‘. Если эта этимология верна, то, видно, прообразом этой супружеской пары были неолитические мать и отец мира, Великая богиня и бог земли. Если это так, то получается, что бог преисподней был отцом богини солнца.
У шумеров и в после шумерской Месопотамии бог луны считался отцом бога солнца. В результате этого дочь оказалась наложницей отца, не должно удивлять, так как в древних мифах разных народов такие явления обычны.
Древнейший миф о связи солнца с владыкой преисподней причудливо трансформировался в древнеегипетских культовых представлениях. Скарабей, который катит навозный шарик, ассоциировался с богом подземного мира Хепера, выкатывающим солнце на небо, умерший на том свете а теперь предстает перед ним, поэтому в мумию умершего клали на место сердца каменную фигурку скарабея.
Индоевропейские языческие верования, относящиеся отрицательно к представления о боге преисподней, о западе, о заходе солнца и моменту восхода солнца. Но неолитический миф об огненной солнце-деве, чудесным образом попадающей из подземного мира на небо, а затем снова возвращающейся в подземелье, послужил источником образа индоевропейской богини утренней зари. Об этом свидетельствуют имя и некоторые ее черты, образы женских божеств неолитической религии, богини солнца и богини неба смешались.
солнце-деваУ арабов богиня солнца считалась губительным существом, что в раннее земледельческой религии являлось характеристикой не ей, а матери, богини неба.
Японская Аметэрасу носит черты обеих этих божеств, она и верховная богиня, и богиня восходящего солнца.
Итак, приходим к выводу о содержании древнейшего космогонического мифа, объясняющего восход и заход солнца: олень (существо, принадлежащее земле) похитил солнце-деву в подземном мире и бежал с ней на небо. Разгневанный владыка преисподней погнался за оленем, сразил его и вернул свою пленницу обратно.